дарья (villlka) wrote,
дарья
villlka

Венское-бордельное-2




Закисшим, испорченным вином венцы издавна замешивали бетон, научившись этой хитрости от римлян – делая его невиданно крепким. На свободных нравах и склонности к пороку – собственный менталитет.

По Европе проститутки тысячами ездили на коронации, церковные соборы и имперские сеймы. Лишь во время проведения Констанцского собора работали более полутора тысяч девушек. Вена пошла дальше. Когда кайзер Сигизмунд в 1435 году посетил город, работницам борделей выдали новые наряды – из бархата. А короля Ладислава Погробека – по высочайшему распоряжению, ни больше, ни меньше – встречали специально собранные проститутки. Причем «срамной налог», который платили тогда дамы легкого поведения, взял на себя на это время город.

То, как причудливо в этом городе смешивался порок и добродетель – завораживает. Из налогов, взимаемых с борделей, нередко финансировались женские монастыри. Некоторые монастыри уподоблялись борделям – как, например, женский монастырь Святого Никласа: жизнь в нем была настолько нерелигиозной, что его в конце-концов сравняли с землей. Теперь о нем напоминает лишь название улицы – Николаигассе, она недалеко от печально известной Кровавой улицы. Чуть подальше, на Францисканерплац, когда-то стоял монастырь Святой Магдалины. Монастырь раскаявшихся – как его называли. Сюда принимали постаревших и больных проституток – монастырь становился их последним прибежищем. Тех, кто был тяжело болен, в монастыре лечили – взяв обещание больше никогда не возвращаться к прежнему ремеслу и посвятить себя Богу. Если же потом одну из этих девушек венский палач замечал на улицах Вены – страшного штрафа ей было не миновать. Сначала он проверял, не беременна ли провинившаяся – убивать «невинную душу» никто не собирался. Потом девушку зашивали в льняной мешок и кидали в Дунай.

Правда, отчего бывшие проститутки должны были раскаяться – непонятно, ведь нравы в монастыре строгостью не отличались. Одна из настоятельниц монастыря Святой Магдалины, например, сожительствовала со священником и прижила с ним 16 детей. Церковное руководство смотрело на это, как водится, сквозь пальцы – пока ушлая парочка не начала распоряжаться церковным имуществом по своему усмотрению. Тогда семью разлучили и разбросали по различным австрийским монастырям. Грешную настоятельницу низвели до простой монахини. Спустя несколько лет она вернулась в родной монастырь и была встречена сестрами как мессия.

И сексуальное просвещение мальчиков было всегда неотделимо от церкви. После обряда конфирмации – он происходил, когда ребенку исполнялось 14 лет и символизировал вступление во взрослую жизнь – мальчиков, прямо из собора Святого Стефана, папа за ручку отводил в бордель. И только потом – развлекаться в Пратер.

Император Рудольф Габсбург декретом запретил издеваться над проститутками и поносить их – все-таки они были законопослушными налогоплательщиками. Некоторые же из его потомков предпринимали отчаянные усилия, чтобы остановить слияние общества и порока – стремление к добродетели питал и сифилис, превратившийся в бич австрийских городов. Кайзер Максимилиан закрывает бордели. Император Фердинанд Второй в 1633 году издает указ «О добродетельном образе жизни», стараясь искоренить проституцию – по этому указу женщине, попавшейся на проституции, отрезали ухо.

Особенно лютует в борьбе с проституцией Мария-Терезия – она не только вызывает к жизни «Тайную комиссию целомудрия», созданную еще Фердинандом Первым, но и изобретает изощренные штрафы для проституток. Если девушка обворовывала клиента или заражала его сифилисом, ей сбривали волосы и секли при всем честном народе, прямо перед церковью. «Неисправимых женщин» посылали на каторжные работы или вместе с преступниками сплавляли на кораблях в румынский Банат – в ссылку.

Но все это была борьба с ветряными мельницами. Уже сын Марии-Терезии, император Иосиф Второй, регулярно навещает бордели на Шпиттельберге. А к началу 19 века куртизанки и проститутки снова в почете – перед Венским конгрессом 1814 года состоятельные жители города покинули свои дворцы, граничащие с Хофбургом, освободив их для политиков. Точнее, для их любовниц – к ним уставшие, замученные стрессом бедные участники конгресса могли быстренько прошвырнуться прямо от стола переговоров и расслабиться. Самой знаменитой из венских куртизанок того времени была Мария Прайндл – на нее поклонникам приходилось разоряться по-настоящему, поэтому ее и прозвали «Золототысячником».

В 1820 году в Вене официально работают более 20 тысяч проституток – на 260,224 человек населения. На самом же деле их было и того больше.

Во время правления Франца-Иосифа Вена не только разбухала как на дрожжах, привлекая люд со всей империи, но и стала мировым центром по торговле людьми – большая часть женщин, переправляемых насильно (зачастую это были девочки восьми-девяти лет) в бордели арабских стран и государств американского континента, начинали свой путь именно в Вене.

Публичные дома для клиентов разного уровня достатка сотрудничали не только с тайной полицией – они поставляли важную информацию придворным. Например, публичный дом сводницы фрау Вольф был настоящим центром европейской политики – в одном из писем наследный принц Рудольф слово в слово воспроизводит то, что говорил об Австрии будущий немецкий кайзер Вильгельм любовнице. В подпитии, разумеется. Рудольф же ссужал Вильгельма деньгами, дабы тот смог оплатить услуги дорогих путан.

А Мицци Каспар – любовница Рудольфа, элитная проститутка из «девочек» фрау Вольф – была известна всей аристократической Вене и дамы света завидовали ей. Стефания – жена Рудольфа – исходила желчью, воспринимая Мицци как свою соперницу, язвительно называла штирийку «главной кокоткой Вены».

Продолжая тему слияния бань, саун и свободного секса, нельзя не пройтись по Клееблаттгассе. Остановиться возле ресторанчика «Seitensprung» («Интрижка»). Почти до Второй мировой войны тут находились «Банные предприятия», ничего общего не имеющие с гигиеной тела. В огромных деревянных кадках мужчины развлекались с проститутками – или же удалялись в отдельные комнаты. Медицина была на стороне мужчин – считалось, что «телесные соки» должны постоянно находиться в движении, а то и до смерти недалеко. Поэтому из городской казны раз в месяц гражданам оплачивалось посещение такой «бани». Бани приносили огромную выручку – и эпидемии, ибо вода из деревянных чанов после каждого посетителя не выливалась, туда просто-напросто подливали теплую водичку. Во время Второй мировой официальный вход в «Seitensprung» разрешалось использовать только офицерам – простые люди довольствовались черным входом.





После Первой мировой войны в проститутки подались женщины и из среднего класса, окончательно подтвердив, что в Вене это – призвание. Не прошло и трех лет после войны – и уже 20 процентов всех девушек легкого поведения составили дочери состоятельных семей. Согласно статистике так называемого «Учреждения нравов» при венской полицейской дирекции в 1920 году среди 3.272 задержанных по разным случаям проституток оказались 377 чиновницы, 14 зубных техников и помощниц зубных врачей, восемь офицерских жен, 571 женщина из семей среднего класса, 255 служащих и 446 домработниц. А еще – несовершеннолетние дочери преуспевающего зубного врача, полкового, верховного финансового советника и члена городского совета.

.

Tags: Вена
Subscribe

  • (no subject)

    Weltmuseum

  • (no subject)

    Ножницы, которыми отрезали фитили в лампах Старого Бургтеатра. Он закрылся в 1888 году, простояв у стен Хофбурга на Михаэлерплац 150 лет. За эти…

  • Десять отличий

    Мориц Нер (Moriz Nähr) фотографировал не только Климта с котиком и Франца-Фердинанда. У него оказалась целая серия атмосферных снимков старой Вены.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • (no subject)

    Weltmuseum

  • (no subject)

    Ножницы, которыми отрезали фитили в лампах Старого Бургтеатра. Он закрылся в 1888 году, простояв у стен Хофбурга на Михаэлерплац 150 лет. За эти…

  • Десять отличий

    Мориц Нер (Moriz Nähr) фотографировал не только Климта с котиком и Франца-Фердинанда. У него оказалась целая серия атмосферных снимков старой Вены.…