Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Читала про книжные PR-проекты Максимилиана Первого. Он и так-то был затейник - возил с собой гроб (мало ли что в дороге случится), а из собственной смерти сделал мрачно-мазохистский спектакль. Но стал еще и одним из первых имиджмейкеров Габсбургов - и занимался этим с размахом и вдохновением. Он придумал печатать листовки-рекламу императорских политических и прочих проектов - такая попытка управления общественным мнением образца пятнадцатого века.

Но самое мощное - книги. Может потому, что с их помощью он хотел навсегда остаться в памяти потомков - и создать тот образ, который ему хотелось. А может из-за того, что в них соединилось Средневековье и новейшие технологии. Collapse )

Венские оригиналы: Поэт

Вену невозможно понять без венских оригиналов -- нет, речь не о сумасшедших, которые бродят по старым улицам бывшей империи, тряся лохматыми головами, путая нити времени грязными пальцами, пряча их в грязных ладонях, где под грязью не видна длинная линия жизни и ногти как миндаль, хотя кто отделит странность от сумасшествия, кто проведет эту границу? -- людей, которые в протесте отделили себя от общества, от государства, которые смогли заставить окружающих уважать их инаковость. У каждого из них свой путь к этой свободе -- в несвободном обществе, где благополучно можно жить, лишь зная все правила и двигаясь четкими бросками, как фигуры на шахматной доске (конь ходит только так, а пешка -- этак. Попробуй-ка, будучи пешкой, пойти ладьей -- увидишь, что будет. Ничего хорошего). И то, что есть эти оригиналы -- эти бунтари -- это делает будущее немного лучше. Они противостоят своей философией философии обывательства и потребления.
Хотя они неудобны.
Я однажды уже рассказывала о венском оригинале Валулизо -- он уже умер. А вот Поэт жив. Как жив и еще один оригинал -- Голубятник, он до недавнего времени жил рядом с нами почти. Голубятник еще -- оригинал начинающий, он еще, так сказать, борется за это звание.
А вот Поэт -- Поэта знает вся Вена. Он незримо присутствует в ней. Ты идешь по центру или мимо очередной стройки -- качаешь головой, думаешь про распилы и отмывы -- а он тут как тут, подтверждая своими стихами твою грусть: "и даже рогоносцы считают свои рога единственно правильным решением". Стихи полощутся на венском ветру, который сам -- философия, сам -- сила.

Поэт не выходит на площади, не устраивает одиночных демонстраций. Его вообще мало кто видел -- зато все видели его стихи. "Стихи в корзину". Как грибы. Как ягоды. Идите по стихи -- призывает венцев Поэт.
У него тонкое лицо, почти профессорские очки и львиная грива -- а глаза смотрят тревожно. Гельмуту Зееталеру сейчас почти шестьдесят, когда-то он изучал философию в университете и уже в 1974 году начал писать свои "Стихи в корзину". Как протест. Против государства. Против коррупции. Против потребления. Против тупого обывательства.
Сначала он писал их от руки -- и расклеивал на маленьких листочках повсюду: на фонарях и заборах, на стенах в метро, на щитах около венских строек. Натягивал между домами веревку и развешивал стихи на ней -- как белье.

Collapse )