Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

(no subject)

Ножницы, которыми отрезали фитили в лампах Старого Бургтеатра.
Он закрылся в 1888 году, простояв у стен Хофбурга на Михаэлерплац 150 лет. За эти полтора века он видел премьеры «Женитьбы Фигаро» Моцарта, «Орфея и Эвридики» Глюка - и много чего еще.
Collapse )

лытдыбр, театр

"Театер ин дер Йозефштадт" - этакий заповедник состоятельных горожан "с традициями". Это и хорошо, и плохо одновременно. Вообще, в венских театрах, в общем-то, иерархия и кастовость. Фолькстеатр, к примеру, - попроще, и репертуаром, и публикой. А тут умеют еще прилично одеваться на спектакль - без джинсов и подобного - это с одной стороны. У актеров школа и дикция - в отличие от того же Фолькстеатра, где во рту каша и разобрать что-то затруднительно. Когда ты плохо слышишь, такие мелочи становятся решающими при выборе театра. С другой стороны - тут царит венский бюргерский снобизм, его ощущаешь кожей. Особенно если со спектаклем, по мнению публики, что-то не так. Венский зритель "Театра ин дер Йозефштадт" считает, что актеры ему должны. Что, поскольку сюда, пить в паузах шампанское за высокими столиками, ходили еще папа с мамой семьдесят лет назад, этот театр их. И это обязывает - театр, не зрителя.
От театра ждут даже не уровня - хотя и его тоже - а, чтоб, к примеру, не было очень уж смело. Не было очень уж глубоко. Не было очень уж легковесно. В чем-то чтоб было предсказуемо, в основном, в базовом - как предсказуемо то, что в конце ноября откроются в Вене рождественские базарчики и снова станут разливать пунш.
Театр для венского бюргера старой традиции - это не место, где можно раздвинуть собственные горизонты, нет, это место, где подтверждается стабильность и надежность его маленького мирка.
Поэтому когда пару недель назад мы были на "Долгий день уходит в ночь" Юджина О'Нила, то впервые столкнулись с конфронтацией театра и зрителя. Наверное, это мало где возможно - в "Театре ин дер Йозефштадт" это норма, как нам сказали.
Зрителям не показалась чрезмерная депрессивность пьесы и постановки, глубина, которая разрывает в смотрящем собственную бездну и пустоту где-то внутри. И поэтому старушки в букольках и старички с палочками, вроде бы прилично одетые, совершенно неприлично и даже демонстративно - с грохотом (чтоб на сцене заметили их детское "убирай свои игрушки") - вставали, шелестя, пробирались к проходу и выходили, стуча палками по полу. Один за другим. А в конце почти никто не хлопал, хотя играли актеры потрясающе.
Как сказал встреченный у гардероба знакомый-австриец, "мы слишком депрессивны и сами, чтобы с удовольствием смотреть депрессивные пьесы". Правда, не очень понятно, зачем все-таки все купили билеты - именно эта пьеса О'Нила не считается особенно жизнерадостной. Видимо, купились на Нобелевскую премию - любовь к статусу затмила все, как это частенько тут бывает.

А вот позавчера спектакль прошел совсем иначе. "Иона Габриеля Боркмана" Генрика Ибсена тоже комедией не назовешь, но сыграно было "в рамках", поэтому публика аплодировала стоя. Это вообще интересно. Когда мастодонты австрийского театра вроде Гельмута Лонера или Гериберта Сассе играют ожидаемо - в чем-то даже на собственных штампах - мастеровито, но без невыносимого блеска, это хорошо. Это по-бюргерски. И горит огнями и багряными шарами огромная рождественская ёлка в фойе, где на столиках приготовлено шампанское для антракта, как семьдесят лет назад, как у мамы с папой, а помнишь, а знаешь... И подмигивают с потолка барочные лица, лепнина струится по стенам - стабильность, стабильность. И пусть это неправда, пусть, как у О'Нила, все всего лишь декорация - но боже мой, как уютно жить в декорациях и как страшно вырваться туда, в долгий день, переходящий в ночь.

Collapse )

Венские странности: Театр травли

"So eine Hetz! So eine Gaudi!" (Вот так травля! Вот так потеха!) – до сих пор говорят венцы и австрийцы, совершенно не вдумываясь в то, о чем они на самом-то деле говорят. Этот странный и жутковатый обычай уже давно ушел в прошлое и только название улицы в третьем районе Вены – Hetzgasse – напоминает о том, насколько отвратительным мог быть венский Ренессанс. Ну и еще о том, как из страшной и садистской забавы вырос современный цирк.

В начале сентября 1796 года «Винер Цайтунг» написала об этом вечернем пожаре в Театре травли: «Внутри сильнейший огонь в считанные часы пожрал все. Лишь пара псов и один из быков спаслись. Прочие же – многочисленные и драгоценные звери, два льва, пантера, множество медведей, кабаны, быки и прочие, заживо сгорели, жутко воя. В 12 часов пожар был потушен». Так закончилась история венского Театра травли. Средневековье сплелось в Вене с культурой Барокко, вошло в кровь венцев, которые даже самые страшные свои черты умудрились превратить в театр. Жизнь – театр, смерть – театр. Театрально умирают не только люди, но и звери. Из убийства животных в Вене сделали зрелище с размахом и стилем. И если в Древнем Риме на аренах амфитеатров травили в основном людей, то в Вене принялись за зверей. Венец, человек Барокко, даже из низменных страстей сделал театр и зрелище. Большой и могущественный зверь построил театр, чтобы смотреть, как умирают звери маленькие.

А началось все в самом начале 18 века, когда в Вене появились кабачки, в которых посетителей развлекали петушиными и собачьими боями. В 1708 году в нынешнем втором районе, Леопольдштадте, открыли первый Театр травли, который потом переехал в кабачок "У черного орла", а потом и вовсе закрылся.

Один из канонов Моцарта (KV 558, Вена, 1788) отразил эту традицию: «Пойдем-ка в Пратер, пойдем-ка на травлю,... медведь издох, что за потеха, в Пратере – комары и кучи дерьма».

Похожие заведение были и ближе к нынешнему венскому центру – Ам Хоймаркт, на Йозефсгассе и так далее. Справедливости ради стоит сказать, что травля чисто венским развлечением не была. В Штирии и Верхней Австрии жители провинциальных городов тоже устраивали звериную травлю – задокументированы, к примеру «избиения петухов» в провинции, когда петухам завязывали глаза, привязывали их веревкой к столбам и до тех пор избивали цепами, пока те не издыхали.

В 1755 году француз Шарль Дефрен получает императорское разрешение на строительство в Вене Театра травли. То, что в начале не обещало быть делом прибыльным, оказалось в результате настоящим Эльдорадо.

Collapse )

Сгинувшие театры Вены-2

Это все, конечно, вещи общеизвестные - они в открытом доступе. Поэтому тут всего лишь - обобщение, перечисление некоторых театров, которые были снесены в Вене в 20-м веке.
Итак, был когда-то на Дунае город. Город театральный. Венцы были жадны до театральных представлений - до такой степени, что в период с 1887 по 1912 годы в Вене было построено аж восемь новых театров.
Театры были практически в каждом районе, и не по одному - и это не считая всяких летних сцен и прочего. Потом пришли войны, кино и чиновники нового поколения - которые с памятниками архитектуры особенно-то и не церемонились. Они просто снесли театральные здания -- роскошные дворцы, над которыми работали знаменитые архитекторы и скульпторы, в которых играли гениальные актеры, где давались премьеры, гремевшие по всей Европе.
Мы не будем говорить о многочисленных маленьких театрах, которые тоже не пожалели и которые были по-своему хороши.
Речь пойдет о больших - которые выкашивали, не обращая внимания на культурную ценность.
Даже Театер ан дер Вин чуть было не снесли, собираясь оставить лишь Ворота Папагено - поскольку лишь они были юридически и официально защищены как памятник архитектуры. Так же как и здания Раймундтеатра и театра Ронахер - их лишь чудом оставили в живых, уже во второй половине 20-го века. Ронахер хотели перестроить в отель или казино - но так и не нашли инвесторов. Слава богу, остается сказать (кстати, это здание до 85 года вообще не находилось под защитой государства как памятник архитектуры).

Collapse )